5
(1)

Можно ли назвать текущую пандемию черным лебедем? Статистик и аналитик по рискам Нассим Николас Талеб, который является автором этого термина однозначно отвечает «нет».

По его мнению, черный лебедь — это крайне редкое, катастрофическое по масштабам и непредсказуемое событие. Пандемия, которую мы переживаем, конечно, явление редкое. Последний раз подобное происходило в мире 100 лет назад, когда бушевала «испанка». Однако текущую пандемию можно было предвидеть. SARS в 2002 году и H1N1 в 2009 году стали явными предвестниками. Кроме того, несколько деятелей, включая непосредственно Талеба, предсказывали вспышку вирусной активности в глобальном масштабе, истоки которой будут заключаться в межвидовой передаче вируса.

Таким образом, можно сказать, что пандемия коронавируса —  это белый лебедь. И нет ничего удивительного в том, что во многих отношениях это стало для нас неожиданностью.  Последствия мирового кризиса, в котором мы оказались, зависят от множества факторов. Но, возможно одним из основных таких факторов является наша неспособность думать иначе о нашем общем будущем.

Не идеальный мир будущего

Идеальный мир будущего
Что нам готовит будущее?

Как известно различные прогнозы и предсказания вещи достаточно неблагодарные. Можно бросить виртуальный камень в массив этой информации и обязательно попасть на прогноз или предсказание, которые не сбылись. И поэтому в обществе на эту тему сложился серьезный скепсис.

Однако же, утверждения о том, что все размышления об идеальном мире будущего, разные научные труды в этом направлении и государственные прогнозы в области социально-экономического развития — это время потраченное впустую, несостоятельны. Стремление познать будущее присуще человеческой природе, и это стремление позволило многого достичь в различных сферах, в частности в области нашего культурного наследия.

В древнем Египте жрецы владели технологией астрономических вычислений  и могли заранее определить дату и время солнечного затмения.  И эту компетенцию они возвели в ранг пророчеств, что являлось одним из инструментов управления необразованной массой населения.

У древних греков была вера в то, что сны — это частично открытые видения будущего. По странному совпадению вся наша история показывает, что личности, утверждающие о знании будущего, являлись пророками. Некоторые из них были безумными и часто обреченными людьми. После того как Герберт Уэллс написал «машину времени» – короткий роман о машине, которая позволяет ее изобретателю путешествовать в будущее, — возник целый жанр научной фантастики.

Учитывая изложенное, а также очевидное фиаско предсказателей, которые однако рисовали не идеальный мир будущего, интересно спросить: каков механизм мышления о будущем в настоящее время? Кто же эти люди и организации, кто будет это делать? Как можно улучшить этот процесс?

Индустрия прогнозирования: что с ней не так?

Индустрия прогнозирования
Проблемы индустрии прогнозирования

Современная индустрия прогнозирования имеет очень увлекательную историю возникновения. Корни этой истории идут из противостояния двух сверхдержав — США и Советского Союза после Второй мировой войны. Созданная в США «RAND Corporation» была пионером в области применения специальных технологий прогнозирования будущего, включая сценарное планирование, для моделирования сценариев ядерных ударов и разработки ведущей доктрины холодной войны Запада: взаимно гарантированного уничтожения. Что интересно уже в 80-е годы «RAND Corporation» фактически предсказала распад СССР, заложив в реализованную на компьютере модель те тенденции, которые наблюдались в советском обществе и руководстве Союза. Однако «яйцеголовые» явно не ожидали какими именно окажутся долгосрочные последствия мирового кризиса социалистической системы. И к каким другим глобальным мировым проблемам это может привести.

В 1970-е годы, компания Shell применила сценарное планирование в корпоративных условиях, представив будущее, в котором во всем мире закончилась нефть или глобальное потепление привело к тому, что крупные прибрежные города оказались под водой. Естественно, что руководители Shell не сильно желали делиться своими представлениями о мире будущего с остальными.

Сегодня сценарное планирование и подобные методики используются как в частном бизнесе, так и в интересах обороны и безопасности государств. Но указывают ли нам истоки этих методов на то, как будет развиваться ситуация в дальнейшем? На этот вопрос не существует однозначного ответа. Сегодня более половины работ в области прогнозирования будущего заказывается или осуществляется крупными корпорациями. Основной целью для чего выполняются подобные работы является стремление крупных корпораций как минимум оставаться не менее прибыльными и могущественными чем они есть сейчас. Поэтому индустрия прогнозирования будущего чаще всего является консервативной дисциплиной, направленной на служение частным интересам и поддержанию статуса-кво.

Сегодня мы живем в тесно связанном сетевом мире, в котором присутствуют новые и опасные уязвимости. И эти уязвимости мы пока не до конца понимаем. Возможно, пришло время сделать работу по прогнозированию будущего свободной от взглядов на него через призму корпоративных интересов и краткосрочной политических целей, чтобы эта работа чаще служила общечеловеческим и планетарным благам.

Главная причина пандемии коронавируса

Причина пандемии коронавируса
Пандемия коронавируса

Главная причина пандемии коронавируса, которая всех нас застала врасплох, заключается в том, что мало кто ожидал ее приближение. И такое отношение, скорее всего, можно объяснить нежеланием воспринимать реальную угрозу, которая она несет для всего человечества, достаточно серьезно. Трудно смотреть в глаза реальности, которая выглядит устрашающе. Большинство корпораций и правительств глубоко погруженные в свои текущие проблемы и заботы, видели больше рисков в террористических атаках или локальных конфликтах. Сложно себе представить, что многие крупные организации могли так легко совершить эту ошибку при составлении своих прогнозов относительно будущего.

В конечном счете, неудача в предвидении будущего относительно пандемии коронавируса, коренится в фундаментальной истине: никто не знает будущего. Вся честная и беспристрастная интеллектуальная работа по предвидению будущего, включая теорию о черном лебеде Талеба, и идеально составленное сценарное планирование берет свое начало в этой истине. Ну и конечно авторы таких работ осознают риски и определенную степень неопределенности, которые влияют на реалистичность прогнозов относительно будущего.

В современном сетевом мире, который усложняется год от года, нам нужно больше идей и фундаментальных работ такого рода. Нам нужны новые методологии, более строгие и основанные на фактических данных. Для этого нам доступны современные высокопроизводительные компьютерные технологии и программное обеспечение. Нам нужно отделить работу по прогнозированию будущего от работ по защите капиталов корпораций и корыстных интересов групп влияния.

Триумвират вопросов и выводов

Как справедливо отмечает Дэвид Мартин — бывший руководитель отдела трендов и инсайтов компании TrendWatching складывается ощущение, что в последнее время в поле нашего зрения вырисовываются три неприятных вывода, порождающих три непростых вопроса:

Во-первых, мы никогда не сталкивались с такими как сейчас экономическими трудностями. По большей части деловая активность находится в тупике, причем повсеместно. Наша способность предсказать, что произойдет с экономикой дальше, упала до нуля. Может быть, этот момент лучше всего воспринимать как своего рода экономическую сингулярность: точку, в которой рушатся старые экономические правила?

Во-вторых, создана основа для широкого изучения фундаментальных причин, которые управляют нашей социально-экономической системой. Многие (на Западе) зададутся вопросом: если еще в 2015 году не было денег на медсестер, школьные учебники, ремонт дорог, то почему же так просто эмитированы несколько сотен миллиардов в 2020 году? Конечно, экономисты со временем дадут ответы на эти вопросы, но, боюсь, что они изменят политическую реальность. Некоторые люди будут чувствовать, что им продали набор пустых истин, когда речь заходит о системе, в которой они живут, и это чувство будет иметь серьезные последствия.

В-третьих, кризис 2008 года дал нам движение Occupy, возрождающийся популизм, Brexit, Трампа. Этот же кризис наносит гораздо больший экономический ущерб. Трудно понять, как нам избежать значительных социально-политических потрясений в ближайшие годы. Не пора ли признать, что есть небольшой шанс на глобально-исторические перемены в западной демократии?

Насколько публикация полезна?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Количество оценок: 1

Оценок пока нет. Поставьте оценку первым.